Флаг без боя

Известный историк Владислав Гриневич — о легендах и настоящее «знамени Победы».

Что это за знамя, копии которого обязала вывешивать Верховная Рада? «Когда говорят, что это боевой флаг, — это сознательная ложь», — уверяет ученый Института этнонациональных исследований НАНУ, известный исследователь тоталитарных режимов доктор Владислав Гриневич. Ведь это было одно из девяти полотнищ, изготовленных специально для вывешивания над Рейхстагом (до Третьей ударной армии, которая штурмовала Берлин, входило девять дивизий). Когда Рейхстаг взяли, сержантам Михаилу Егорову и Мелитон Кантария, которые не принимали участия в штурме, приказали установить флаг. Но те вернулись: мол, «там темно, а мы без фонарика». Поэтому второй раз с ними отправили коренастого политрука, украинца Алексея Береста. Это было в ночь на 1 мая. Впрочем к тому времени несколько флагов уже развевалось над Рейхстагом. Скажем, значительно раньше свой флаг вывесила группа капитана Владимира Макова из 171-й стрелковой дивизии.

Знамя, установленное Берестом Егоровым и Кантарией по указанию командования, очень скоро сняли, и оно сохранялось в штабе. Надпись «150-и Идрицкая стрелковая дивизия» на нем сделали позже, перед тем, как перевозить в Москву. «Но в параде Победы 20 июня 1945 флаг так и не был задействован, — продолжает господин Гриневич. — Есть много версий, почему. Во-первых, он имел «непарадный вид» — от него еще и кусок оторвали — зато в колоннах воины несли штандарты, специально вышитые, на хорошем бархате. Во-вторых, знаменосцы якобы плохо строевым шагом ходили. Моя версия состоит же в том, что для Сталина был только один символ победы — это он сам».

Кстати, с того дня и до 1965 года про «знамя Победы» не вспоминали, подчеркивает украинский историк. Флаг висел в Музее Красной армии в Москве. А вспомнили о нем неосталинисты, что стали восстанавливать миф «Великой Отечественной войны», чтобы ускорить формирование советской идентичности. Ведь единственным светлым лучиком в ужасной советской истории — после голода, коллективизации, кровавых репрессий — стала победа. На ней коммунисты пытались приобрести определенный политический капитал.

«Когда распался Советский Союз, в ельцинской России на несколько лет отказались от помпезных парадов ко Дню Победы, — напоминает Владислав Гриневич. — И только в 1996-м был принят закон об использовании копий «знамени Победы», впрочем, без серпа и молота. Когда к власти пришел Путин, то в контексте мифа «Великой Отечественной войны» стал формировать две важные для него вещи: использовал войну как средство для создания новой российской идентичности — нации победителей, и как инструмент для возвращения в сферу российского влияния постсоветских республик ». В 2007 году в России был утвержден закон о статусе «знамени Победы». Причем коммунисты нажали тогда, чтобы на флаг вернули серп и молот.

Можно рассматривать этот флаг и как символ победы Сталина над населением СССР и над народами Восточной и Центральной Европы. «Об этом, — напоминает господин Гриневич, — в свое время писал Василий Гроссман, который одним из первых начал осмысливать идею равнозначности преступлений сталинизма и нацизма. Кстати, в заявлении Верховной Рады назван аморальным приравнивание преступлений и Сталина, и Гитлера. По сути, украинские законодатели таким образом реабилитируют пакт Риббентропа-Молотова. Войну снова героизируют, позволяя помнить лишь о второй ее этап — так называемую «Великую Отечественную», когда СССР получил внезапный удар от своего бывшего союзника. И умалчивают, что первый и третий этапы Второй мировой были для СССР захватническими. В «советской зоне оккупации» Восточной и Центральной Европы было силой навязано коммунистический режим. Интересно, что побежденные немцы выиграли в битве за историческую память. Они отказались от национал-социализма, выстроили демократическое государство, их экономика позволяет обеспечить своим гражданам достойный уровень жизни. А страна-победитель, не раскаялись в своих преступлениях, остается несчастным, подлой, но гордится флагами, парадами, победами».

Оставить комент

Вы должны войти чтобы оставить комент.